Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

hot

Табынская

Поэма моего друга и соседа Виталия Молчанова, поэта, председателя Союза писателей Оренбургской области.
Недавно опубликованная на страницах литературного журнала "День и ночь"

sw_tabyn


1.
До кровавого заката рвали небо пики гор.
Ветер, как шайтан из ада, разметал хвостом костёр.
Ни согреться, ни укрыться — ледяная пала мгла.
Кляч уставших вереница за кордон, в Китай, ползла.
Эх, прижать бы к сердцу паву, в степь рвануть на воронкé.
Давят кряжи Алатау, кожи мокнут в казанке.
Отравили красным ядом до печёнок злую рвань.
Посолонь спуститься надо и уйти в тмутаракань.
Сквозь порубленные вёрсты, бросив кости куреней,
Множа холмики погостов бедной родины своей,
Получая пули в спину от недремлющих врагов,
Прорывалось на чужбину войско белых казаков.
«Знаю, братцы, вам не любо холостить упрямый нрав.
Коммуняк-то нынче — шуба, нас — один худой рукав.
Изничтожат в бранной сече, изведут казачий род.
Знай, крещёный человече, мы вернёмся через год.
C нами Бог,— промолвил Дутов, оренбургский атаман,
И воздел над кругом чудо — не подделку, не обман,
А Табынскую икону.— Божья Матерь, помоги
Казакам пройти препоны — всуе адовы круги».

Collapse )

Виталий Молчанов
hot

Японские «Zero», собранные в Оренбурге, бомбили Перл-Харбор...

Вчера исполнилось 70 лет атаке японской палубной авиации на американскую военно - морскую базу на Гавайях Перл-Харбор.
В связи с этим вспоминается интересный факт:
В Оренбурге на ПО «Стрела» с 1992 года освоено производство ретрокопий самолетов-истребителей Второй Мировой. Объединением уже произведено 12 штук Як-3М, 8 самолетов Як-9В, а также 3 восстановленных по фрагментам японских истребителя Mitsubishi A6M «Zero» . Два из них по заказу голливудской кинокомпании Touchstone Pictures для съемок фильма "Перл-Харбор", и один по заказу из Японии от фирмы Mitsubishi, где во время Второй Мировой и производились эти самолеты. Мощность производственного объединения позволяет выпускать по одному самолету каждые 2 месяца. Оренбургский Як в 2000 году на крупнейшем в Америке шоу, в штате Калифорния, занял первое место по скорости, превзойдя известный американский «Мустанг».


копия Зеро А6М5 с мотором Pratt & Whitney R-1830
Для изготовления копии американцы привезли в Оренбург обломки "Зеро". Изучив их, конструкторы завода сделали чертежи, по которым и были построены самолёты.
Не рассуждая о художественных и прочих достоинствах фильма могу только сказать, что уж самолёты-то свои роли сыграли как надо. Хоть и выкрасили их в армейские цвета вместо морских.

hot

Колодец "На крови"

Легенды старого Оренбурга

"Предания гибнут невозвратно; их вытесняет суровая вещественность, которая новых замысловатых преданий не рождает". В. ДАЛЬ «О преданиях»

3
Колодец на Меновом дворе. Фото конец XIX века.

Collapse )
hot

Жириновский: столицу России нужно перенести в Оренбург...

ЧЕЛЯБИНСК Вице-спикер Государственной Думы РФ Владимир Жириновский заявил о необходимости перенести столицу России из Москвы. Это предложение лидер ЛДПР сделал в ходе онлайн-пресс-конференции, организованной одним из челябинских интернет-порталов. Жириновский согласился с жителями провинциальных городов в том, что «Москва обнаглела, зажирела и охамела». Политическую столицу РФ, по мнению политика, следует переместить в другой город, например, Самару, Пермь, Екатеринбург или Оренбург. Москву глава либерал-демократов предлагает сделать торговой столицей, какой Нью-Йорк является для США. «А Оренбург станет нашим Вашингтоном», – заявил Владимир Жириновский.

Ссылка:http://www.ng.ru/regions/2010-09-30/5_cheliabinsk.html
hot

ЧТО ЖЕ СДАЛ БАКАТИН?

КАК НАЧИНАЮТСЯ И ЧЕМ МОГУТ ЗАКАНЧИВАТЬСЯ «МИКРОФОННЫЕ» СКАНДАЛЫ




Секретное мероприятие «Златоуст». Цель — создание и внедрение уникального и новейшего по тем временам советского подслушивающего устройства, хитроумно встроенного в герб США и подаренного пионерами послу Гарриману в день открытия детского лагеря в Крыму. Об этой операции в полном объеме знали в 1945 году только трое: Сталин, Молотов и, конечно, Берия — талантливый организатор этой хитроумной «многоходовой» операции, привлекший даже своего сына с целью конспирации. А вдохновителем всего мероприятия, конечно же, был сам Хозяин, пообещавший Лаврентию Павловичу звание маршала за возможность подслушивания американских друзей союзников.
Раньше, при Сталине, когда спецтехнику находили в посольствах и зарубежных миссиях, такие скандалы решали тихо и «полюбовно», без громких пресс-конференций и заявлений «на высшем уровне». Так было, например, во время войны, когда микрофоны подслушивания и потайные кабели обнаружили в советской миссии в США, а также в СССР, в здании американского посольства, после возвращения американских дипломатов из Куйбышева в Москву из эвакуации. «Микрофонные» заявления делалась в тишине кабинетов и с легкой иронией.
Первый публичный «микрофонный» скандал шокировал уже мирного, послевоенного обывателя, который вдруг увидел на многочисленных пресс-конференциях фантастический «берлинский тоннель подслушивания», выстроенный по всем технологиям метрополитена и набитый до предела спецаппаратурой, которую обслуживали операторы с чашкой кофе на столе. Возможно, именно тогда многие осознали, какой размах фантазий и расходов позволяют себе спецслужбы для своих оперативных игр на деньги дисциплинированных налогоплательщиков.
Следующим открытым «микрофонным» скандалом можно считать 1960 год, когда вторгшийся в советское пространство пилот Гарри Пауэрс пожалел себя и не взорвал новейший У-2 над Уралом после атаки советских зенитных ракет.
Пауэрс также не смог отравить себя иглой с ядом (что наверняка бы сделали Джеймс Бонд или Штирлиц), спустившись с парашютом около Свердловска в руки колхозников. Никита Сергеевич Хрущёв привнес в дипломатию новый метод «стучания по столу ботинком», что, видимо, доставляло ему особое удовольствие, и он решил стукнуть в 1960 году чем то более весомым — огромными кусками шпионского У-2.
Тогдашнее руководство США, пытаясь сохранить лицо накануне важной встречи в Париже, ссылалось сначала на плохие погодные условия, потом на гражданский характер полета, что только раззадорило Никиту Сергеевича. И он нанес «последний и решительный удар по американскому империализму», показав аэрофотоснимки советских военных объектов, снятых с У-2, а также несчастного (всё таки остался жив, несмотря на все инструкции!) Гарри Пауэрса, одетого в купленный для него КГБ штатский, дорогой, но мешковатый костюм. На фотографиях летчик грустно позирует как живой «летающий микрофон-фотоаппарат» американского производства.
В дипломатии, как впрочем, и в обычных человеческих взаимоотношениях, пытаясь загнать оппонента в угол, надо оставлять ему возможность для достойного выхода, если думаешь и далее строить с ним отношения. В ответ на хрущевские удары, американцы не остались в долгу и ответили демонстрацией в ООН чудного «жучка» (метко названного «Чужой» за свою необычность) в гербе США, коварно подаренного в 1945 году послу державы, союзника Сталина по антигитлеровской коалиции и главного поставщика военно стратегической помощи СССР в тяжелейшие годы войны. Результатом этого стало резкое ухудшение взаимоотношений и разборки в спецслужбах с соответствующими выводами.
Очередным этапом активной «микрофонной войны», который, скорее всего и привел к «бакатинскому делу», можно считать 1980 год, когда американцы обнаружили тоннель с электронной аппаратурой под своим посольством в районе Садового кольца, откуда провода-антенны уходили наверх, в здание посольства США.
На официальный протест по этому поводу руководитель советского посольства показал Госсекретарю США Вэнсу цветные фотографии спецтехники, только что обнаруженной в жилых квартирах советской новостройки в Вашингтоне. Более всего господина Вэнса, человека утонченного во всех смыслах, шокировала уникальная по защите от обнаружения американская радиозакладка, на корпусе которой было крупно написано фломастером «Fuck you».
Процедив сквозь зубы «уберите от меня эту гадость», Госсекретарь уже был готов замять оба скандала, однако фотографии неосторожно раздали газетчикам, которые быстро разнесли «эту гадость» по американским газетам, ТВ, а затем и по всему миру. К тому же шли первые месяцы военных действий в Афганистане, зимние Олимпийские игры, где в хоккейном финале наши проиграли американцам 2:1… и очередной «микрофонный» скандал опять достиг своего апогея.
Когда страсти улеглись, партийные и государственные чиновники с обеих сторон получили, кто нагоняй, а кто благодарность и, казалось, на время все успокоились. Только в одном месте нехорошо ругались и крепко чесали затылки — в сверхсекретной лаборатории КГБ, где конструировали стройматериалы для нового посольства США в Москве. Шум вокруг новых посольств был здесь совсем ни к чему, ведь американская стройка в Москве только начиналась и основные строительные, в том числе и специальные работы, были еще впереди.
Однако дело было сделано — инспекторы Госдепартамента США, спокойно наблюдавшие за стройкой в Москве, были вызваны в Вашингтон и, получив указания, вернулись в Москву, чтобы теперь уже перепроверять все стройматериалы, как это раньше них начали делать русские в Вашингтоне. Были также вызваны технические специалисты ЦРУ и лучшие в США поисковики из корпуса морской пехоты. Тихая война на стройке в Москве началась…
Взбудораженные очередным «микрофонным» скандалом, американцы стали тщательно исследовать железобетонные конструкции своего нового посольства «made in USSR» и, конечно, стали замечать странности. Например, арматура внутри бетона была необычная, да и сам бетон почему то оказался внутри местами сырой. Об этих и многих других находках в своих строительных конструкциях американские дипломаты уведомили в 1986 году МИД СССР, после чего Политбюро ЦК во главе с Горбачёвым приняло «перестроечное», как все высокие начинания того времени, решение приостановить спецработы КГБ на американской стройке.
Справедливости ради надо сказать, что сырой бетон уже был предметом скандала в Москве, когда в аварийном порядке закрыли станцию метро «Ленинские горы». Произошло это после инспекции метромоста, обнаружившей огромные пустоты внутри монолитных железобетонных опор, из за чего сооружение могло рухнуть в любую минуту, но продолжало стоять из за ошибки в расчете нагрузок на опоры.
В московских газетах позднее появились воспоминания строителей, что причиной столь быстрой коррозии опор моста стало рационализаторское предложение одного из студентов дипломников, работавших на строительстве, который предложил своим начальникам добавлять соль, чтобы бетон на морозе побыстрее «схватило». Мост, как водится, сдали раньше срока к очередной громкой дате, руководители получили все полагающиеся награды, а дипломника, как ходят легенды, пригласили в КГБ, где эту технологию стали внимательно изучать и развивать для… изготовления пустот в стенах и колоннах при строительстве зданий, представляющих «оперативный интерес».
Время шло, специальные технологии развивались, дипломник, как сплетничали пенсионеры Комитета, дорос до руководителя лаборатории, которую реорганизовали в небольшой бетонный заводик для тренировки и изготовления железобетонных конструкций для нового посольства США.
Можно предположить, что спецлаборатория также осваивала новые, по тем, конечно, временам, методы установки кабелей и датчиков в несущие конструкции зданий во время заливки бетона, что и обнаружили американские специалисты в середине 1980 х годов, о чем с возмущением писалось в прессе США.
Теперь давайте представим «ударную» советскую стройку того времени в Москве, с огромным количеством рабочих, инженеров и массовых субботников (со школьниками-пионерами студентами), в суматохе и «бардаке» которых вам надо устанавливать спецтехнику. Легко это или трудно? А если за вами ведут постоянный контроль специалисты группы технического надзора из ЦРУ и Госдепартамента США, которые к тому же применяют свои оперативные и технические хитрости для обнаружения ваших попыток кинуть в бетон или прицепить к арматуре контейнеры с кабелем, который надо скрытно протащить внутри колонны во время застывания бетона. Сколько было удачных попыток установки советской спецтехники и сколько было «проколов» с обеих сторон знают, наверное, только участники этой уникальной «строительной» операции, которые, возможно, с тихой усмешкой будут читать эту статью.
Однако результаты этой «микрофонной войны» обнаружились в совершенно неожиданном месте — в американской столице, в одном из открытых и доступных для всех посетителей столичных архивов. Любой желающий смог бы сделать для себя копии с чертежей (их около сотни) и с короткого описания на русском языке, начинающееся со слов — «В конструкциях административного корпуса имеются следующие отдельные элементы…» И далее листы-чертежи строительных конструкций с различными специальными устройствами в их бетонном чреве, а также большой лист схемы прохождения в железобетонном каркасе нового здания посольства США советских спецкабелей.
Концовка короткого описания: «Перечисленные элементы не объединены в системы получения информации и не представляют в настоящее время угрозы безопасности посольства» не оставляет сомнения в существе вопроса. А ветераны НИИ спецтехники Комитета, взглянув на листы, сказали с тяжелым вздохом: «Да, на нашей машинке печатали…». Сомнений нет — перед нами документы и чертежи, переданные американцам советскими руководителями…
Давайте попробуем проанализировать назначение специальных элементов, показанных на чертежах внутри бетона, и попытаемся оценить оригинальность всей системы, сравнив ее с историческими материалами, имеющимися в распоряжении.
Итак, на большинстве чертежей показаны специальные контейнеры и кабели, проходящие через фундаментные опоры здания и вертикальные колонны его несущего каркаса. Установка кабелей велась, вероятнее всего, и в заводских условиях и на стройплощадке, в моменты заливки бетона, что уже было причиной «микрофонного» скандала в Англии, где местные специалисты также «начинили» спецпроводами и датчиками весь несущий железобетонный каркас нового советского торгпредства в конце 1960 х годов.
Советские руководители не стали «стучать ботинком по столу», хотя демонтаж из монолитного бетона английской системы подслушивания повлек за собой практически капитальный ремонт нового советского здания в Лондоне. Чтобы скрыть следы своей работы смелые англичане даже попытались вытащить найденный КГБ подземный кабель на свою территорию, однако были отогнаны советскими сторожевыми псами, зорко охранявшими в ночное время яму с обнаруженным кабелем.
Позднее этими кабелями и микрофонами СССР все таки «стукнул по столу» на пресс-конференции в Англии в ответ на эффектные ультиматумы Гордиевского о правах человека, который таким образом активно начинал в середине 1980 х свой PR на новой родине в Лондоне, заручившись поддержкой самой Маргарет Тэтчер.
Железная леди, конечно, тоже поверила ярким рассказам Гордиевского о коварстве КГБ, воспитавшего и обучившего его самого, и даже написала личное, гневное письмо Горбачёву о том, что как она узнала, чекисты строят ему козни, устанавливая «жучки» сами себе в Англии (совсем как в «Ревизоре» у Гоголя).
В музее ФСБ на Лубянке уже давно скромно висит цветная фотография этой английской проводной системы подслушивания «из бетона» производства середины 1960 х годов, которая весьма похожа на чертежи «дела Бакатина». Скорее всего, именно она и была первой и уникальной системой установки спецтехники при заливке бетонных конструкций, если так же вспомнить, что все ответственные подземные и бетонные работы в спецтоннелях подслушивания в Вене и Берлине в 1950 х годах проводило не ЦРУ, а специалисты из Лондона. Получается, что Бакатин ничего принципиально нового не «сдал»?
Как писали американские газеты, «русские первыми начали тщательно проверять все строительные конструкции на новой посольской стройке в Вашингтоне». Это, конечно, не осталось без внимания штатовских специалистов в Москве, которые еще в 1980 году (так писали в 1986 м американские газеты), задолго до «бакатинского дела» стали обнаруживать в несущих колоннах своего здания посторонние предметы — о чем позднее, возможно, чтобы не спугнуть раньше времени КГБ, сообщили в МИД СССР. Именно поэтому, как уже говорилось, Горбачёв велел КГБ приостановить спецработы в новом здании посольства США, чтобы успокоить американцев, которые должны были поверить в начавшуюся перестройку.
Выходит так, что Бакатин «сдал» обнаруженную и «замороженную» систему подслушивания? Вероятнее всего, она уже не имела никаких перспектив для советской контрразведки после жестких многократных заявлений Рональда Рейгана о сносе нового здания своего посольства, да ещё и «за счет русских».
Можно также понять справедливые обиды и негодования ветеранов Комитета, когда ещё не задействованная система подслушивания огромной стоимостью была вдруг подарена бывшему «главному противнику». Но в богатой самыми неожиданными случаями практике внедрения и обнаружения «жучков» имеется масса примеров, когда спецтехника выявлялась сразу после её установки.
Американская лазерная система, например, показанная выше, стоимостью более миллиона долларов, также не «сработала», поскольку была «обезврежена» и затем показана Госсекретарю США ещё до сдачи нового советского здания в эксплуатацию. Можно также вспомнить многомиллионный «берлинский тоннель», прослуживший только год, и который был «сдан» еще во время проектирования легендарным Джорджем Блейком. Но смогут ли эти примеры успокоить заслуженных ветеранов советского КГБ?
Объективности ради следует также добавить вот что. История техники подслушивания и методов её внедрения в период Холодной войны убедительно показывает, что при строительстве новых и реконструкции действующих и особо важных объектов своего оперативного интереса спецслужбы всегда внедряли несколько полностью независимых друг от друга систем съема информации. И делали это разные бригады «установщиков» и в разное время, для сохранения всех деталей своих операций в глубоком секрете. Это дает основание предполагать, что у КГБ в то время наверняка имелись и другие, неизвестные Бакатину, системы подслушивания дипломатических миссий.
По моему глубокому убеждению, такая уникальная и деликатная сфера, как техника спецслужб, должна быть уделом только посвященных в эти операции профессионалов, а впоследствии может и должна занять достойное место в исторических книгах и музеях. Когда же официальные государственные чины начинают стучать микрофонами по столу или преподносить их в качестве подарков, это может превратиться в фарс или, как в случае с Бакатиным, навсегда пригвоздить человека историческим клеймом страшного и позорного поступка.
К Бакатину, который пришел в 1991 году на Лубянку, чтобы «исполнить волю президента» по развалу системы, и без того хватает жестких вопросов.

Александр Арчаков
Ccылка:http://www.specnaz.ru/article/?1732
hot

В Москве открылась выставка легендарного Павла Рыженко

Originally posted by 988 at В Москве открылась выставка легендарного Павла Рыженко
Дорогие ЖЖ- друзья! Прошу вашего содействия!

Знакомый художник с мировым именем, пишущий на религиозные и исторические темы, Павел РЫЖЕНКО, обратился с просьбой помочь распространить информацию о своей выставке. Как известно, современные СМИ здоровое реалистичное искусство особо не жалуют, поэтому вся надежда на интернет.

Выставка проходит ежедневно, кроме понедельника и вторника, с 10 до 17.30. в музее Советской Армии. Проезд:  метро до недавно открытой станции "Достоевская" (идти ровно 15 метров), на авто - до ул. Селезневской.
Цена билета просто смешная - 150 рублей.

Очень надеемся на вашу помощь.



П. Рыженко "Пересвет"

некоторые картины Художника )

hot

"Курск": 10 лет спустя вопросы те же


Ровно 10 лет назад произошла одна из самых масштабных катастроф в российской армии. 12 августа 2000 года во время учений в Баренцевом моря атомная подводная лодка "Курск" не вышла на плановый сеанс связи с базой.
Погибли все 118 членов экипажа. Это было больше, чем трагическая авария. То, как вели себя власти в течение первых дней после катастрофы, отчетливо напомнило многим тактику замалчивания плохих новостей, известную еще по советским временам.
Так что и сейчас, несмотря на результаты двухлетнего расследования, которое провела Генеральная прокуратура, остается немало тех, кто не верит в официальное объяснение случившегося.
ссылка:http://www.bbc.co.uk/russian/multimedia/2010/08/100809_kursk_10.shtml

Статья десятилетней давности:

Атомная подводная лодка К-141 «Курск»

Пресс-служба ВМФ сообщает, что при проведении плановых учений Северного флота в установленное время не вышла на связь многоцелевая атомная подводная лодка "Курск". В результате оперативно принятых мер удалось в кратчайшие сроки точно установить место нахождения аварийной АПЛ: широта 69°36' 59,6" северной, долгота 37° 34' 28,7" восточной и приступить к спасательной операции под руководством командующего Северным флотом адмирала Вячеслава Попова. К сожалению, многодневная спасательная операция с последующим привлечением спасателей Норвегии и Великобритании не позволила спасти экипаж АПЛ «Курск», так как подводная лодка получила повреждения, не позволяющие использовать собственные средства спасения и крайне затрудняющие использование средств спасательных судов ВМФ.

Результаты спасательных работ позволили сделать вывод, что весь экипаж АПЛ «Курск» погиб. Но, несмотря на это, Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Владимир Куроедов приказал проводить операцию до тех пор, пока тело последнего моряка не будет извлечено из отсеков подводной лодки

версия гибели

С момента затопления подводной лодки прошло уже более 3-х месяцев. Но причины гибели атомохода для широкой общественности до сих пор остаются загадкой. Из сообщений СМИ известно, что:

Подводная лодка получила пробоину в носовой части прочного корпуса в 1-м и 2-м отсеках в районе 24-го шпангоута.
Края пробоины загнуты внутрь, а разрушения очень обширны.
Подняты выдвижные устройства, в том числе и перископ.
Сейсмостанциями Норвегии и России зафиксированы 2 подводных взрыва с промежутком 2 минуты 15 секунд.
Прибывшие на место российские спасатели обнаружили 2 подводных объекта сопоставимых размеров, один из которых опознан как аварийная подлодка «К-141» «Курск».
Все отсеки подлодки затоплены, в обследованных имеются следы пожара. Оставшийся после взрыва личный состав в количестве 23 человек сгруппировался в концевом 9-м отсеке.
Ни одна из широко обсуждаемых версий гибели не выдерживает критики. Всего основных версий более десятка. Вот основные из них:
«Курск» получил попадание противокорабельной ракеты с атомного крейсера «Петр Великий» или другого корабля Северного флота, находившегося на месте проведения учений. Противокорабельная ракета не может поразить подлодку на глубине 11 метров. Если бы это была не противокорабельная ракета, а какое либо еще оружие, например, противолодочная ракета, глубинная бомба или торпеда, тогда флотскому командованию было бы сразу известно и место и время аварии и спасателям не пришлось бы искать подлодку до вечера 12 августа. Да и не практикуется в настоящее время в период учений стрельбы оружием с боезарядом, обычно он заменяется весовым эквивалентом.
«Курск» погиб в результате взрыва собственной торпеды, которую он должен был отстрелить по плану учений, т. е. "нештатной ситуации на борту". Торпеда, которую планировалось выстрелить по плану учений, не имела боевого снаряжения, а взрыв двигательного узла этой торпеды проделать пробоину в прочном корпусе не может. Так как края пробоины загнуты внутрь, то однозначно ясно, что первопричина - наружное воздействие. Даже если и предположить, что выпущенная торпеда из-за неисправности системы наведения навелась на «Курск» (а такие случаи имели место, например, на рубке головного крейсера этого же проекта «К-525» «Архангельске» до сих пор имеется отметина от собственной торпеды, которая тоже была в инертном снаряжении), то и тогда не понятно, откуда такие значительные повреждения.
«Курск» подорвался на плавающей мине времен войны. Плавающая мина времен войны не может нанести такие повреждения в верхней части прочного корпуса.
«Курск» протаранен надводным кораблем. Если бы это был надводный корабль Северного флота или другое судно, то с обширной пробоиной в подводной части оно далеко уйти и скрыться не смогло, если вообще осталось бы на плаву. В печати публиковались предположения, что надводное судно лишь коснулось легкого корпуса подлодки, повредив лишь цистерны главного балласта, заклинило рули на погружение и «Курск» врезался в скальный грунт, отчего и погиб. Но тогда откуда взялась пробоина в прочном корпусе, да еще в верхней его части?
«Курск» протаранен подводной лодкой. Эта версия из обсуждаемых наиболее правдоподобна. Но маловероятно, чтобы американская или английская субмарина водоизмещением около 9000 тонн получила меньшие повреждения, нежели атомный подводный крейсер с более чем вдвое большим тоннажем. Тем более, что американские и аналогичные им по конструкции английские подлодки имеют прочность корпусных конструкций и запасы живучести значительно меньшие. Представьте себе например, что «Жигуленок» врезался в «КамАЗ», после чего «КамАЗ» остался лежать на обочине разбитым, а «Жигуленок» хоть и с трудом, но поехал дальше. Или еще пример. 11 февраля 1992 года при отработке задач боевой подготовки в Баренцевом море на Кильдинском плёсе столкнулись в подводном положении российская субмарина проекта 945 (в настоящее время именуемая «Кострома») с ПЛА ВМС США SSN 689 «Baton Rouge». Наша подлодка получила повреждения ограждения рубки, перископа и обтекателя ГАК и своим ходом вернулась в базу. Повреждения вскоре были исправлены. «Baton Rouge» тоже, хоть и с трудом, но добрался до родных берегов, после чего ввиду серьезной трещины в прочном корпусе был выведен из состава ВМС, списан и вскоре разделан на металл. Так где же вторая субмарина?

Теперь попытаемся изложить другую версию, которая объясняет все или почти все.
Как известно, в районе российских флотских учений 12 августа 2000 года находились иностранные подводные лодки. Это обычная практика и ни для кого это не является секретом. Российские подводники давно привыкли к присутствию непрошеных "вероятных партнеров" и при отработке своих задач не тратят на них время. Вот и на этот раз «Курск» выполнял строго определенные мероприятия по плану учений и даже если он обнаруживал иностранную ПЛА, то не стал бы тратить время и усилия на противолодочную операцию. Выполнив ракетную стрельбу и готовясь к торпедной стрельбе, «Курск» маневрировал на небольшой глубине. Рядом находилась иностранная ПЛА, которая была наведена в район «Курска» базовой патрульной авиацией НАТО и разведывательными кораблями Норвегии «Marjata» или «Sverdrup-2», которые почти постоянно находятся в нейтральных водах вблизи районов боевой подготовки Северного флота. Иностранная ПЛА не имела постоянного гидроакустического контакта с «Курском» и поэтому случайно оказалась в секторе стрельбы на небольшой дистанции. В это время производится торпедная стрельба. Представьте себе командира иностранной ПЛА, которому акустик внезапно докладывает о выстреле и приближении торпеды. Что он должен предпринять в этот момент? Иностранная подлодка находится на боевом патрулировании в немедленной готовности начать боевые действия, на ее борту ядерное оружие, а на раздумье всего несколько секунд, и никто не знает, что приближающаяся торпеда без боезаряда! Еще немаловажный момент: американскому командиру разрешается применять оружие на свое усмотрение. В этот момент иностранка включает в активный режим на излучение свою гидроакустическую станцию, ведь оставаться скрытной вроде уже нет смысла, точно измеряет дистанцию до торпеды и «Курска» и на основе имеемой информации командир, а может, вахтенный офицер, находившийся в этот момент в центральном посту, считает учебную стрельбу «Курска» боевой и приказывает ответить из дежурных торпедных аппаратов уже боевыми телеуправляемыми торпедами «MK-48» по пеленгу идущей торпеды, надеясь ее уничтожить. Безрезультатно. «MK-48» продолжают движение уже к «Курску». Командир «Курска» обнаруживает их и не имея возможности из-за минимальной дистанции уклониться или выставить приборы гидроакустического противодействия разворачивает крейсер, чтобы встретить торпеды в лоб, полагая, что этим уменьшится воздействие взрыва. Вот почему руль «Курска» переложен право на борт. Это было видно в одном из кадров репортажа о работе водолазов на кормовом аварийно-спасательном люке. Но торпеды идут выше корпуса и взрываются над носовой частью «Курска» в районе стыка 1-го и 2-го отсеков. Первая торпеда проделывает пробоину в легком корпусе, а вторая уже в прочном. Оба носовых отсека погибают мгновенно. Никто даже не успел продуть цистерны главного балласта ни дистанционно, ни вручную. Пульт управления ГЭУ и сама энергоустановка еще не повреждены. Из информации иностранных СМИ известно, что одной из американских подлодок записаны и взрывы и шумы до и после взрыва. Они утверждают, что первый взрыв был двойным! Это взрывы двух торпед с небольшим интервалом. После этого были слышны резко усилившиеся шумы винтов «Курска». Логично предположить, что оставшиеся в живых офицеры на пульте управления ГЭУ самостоятельно предприняли попытку выполнить противоаварийный маневр дав реверс обоим турбинам на весь запас по пару. Но увы. Лодка приобрела отрицательную плавучесть порядка 4000 тонн и со стометровой высоты ринулась в грунт. Через 2 минуты с небольшим происходит удар корпуса о скалистый грунт. В этот момент, возможно, и произошел взрыв боезапаса в первом отсеке. Версия о том, что «Курск» был повторно торпедирован несколькими торпедами через 2 минуты после первых несостоятельна, поскольку уже не возможно их навести в носовую часть, в лучшем случае в корму на шумящие винты, а там эти повреждения обязательно были бы замечены норвежскими водолазами. В итоге взрывов и удара о грунт «Курск» получил повреждения всех аварийно-спасательных устройств. Спасти оставшийся экипаж уже было невозможно, ведь судоподъемных средств, способных с такой глубины быстро поднять такую субмарину целиком не существует. Поэтому истерические вопли по поводу "предательства адмиралов, мешающих спасению людей", "промедление с просьбами о помощи с Запада" и т. п. - не более чем бред истериков типа Валерии Новодворской (см. МК № 47(171) за 15 - 22 ноября 2000 года стр. 11), на который трезвомыслящим людям не стоит обращать внимание. Оставшиеся отсеки через некоторое время, ориентировочно трое суток, тоже заполнились водой под давлением в 10 атмосфер фильтрующейся через неплотности переборочной арматуры, образовавшиеся после сотрясений корпуса. В 9-м отсеке противодавление из запасов сжатого воздуха не создавалось, иначе бы он не был затоплен под самый подволок. Это значит, что оставшиеся подводники кроме герметизации переборки не боролись с прибывающей водой, так как погибли очень скоро, отравившись угарным газом, ведь запаса дыхательной смеси в одном аппарате ИДА-59М хватит не более, чем на 5 часов дыхания при условии нормального давления в отсеке. Утверждения, что кормовые отсеки затоплены из-за разрушений в месте выхода линий валов, которые сместились по инерции в момент удара, тоже не логичны. В 9-м отсеке имеются упорные подшипники, которые воспринимают на себя перемещение и упор от вращающегося винта через линию вала. Усилия, с которым линия вала давит на полном ходу подводной лодки много больше тех усилий, которые создались в момент удара лодки о грунт. Поэтому линии валов не могли сместиться и что-либо разрушить. 27 января 1961 года в Баренцевом море неподалеку от места гибели «Курска» затонула советская дизельная лодка «С-80» со всем экипажем из-за поступления воды внутрь прочного корпуса через не закрывшийся клапан шахты РДП. Тогда после удара о грунт остались незатопленными первый, шестой и седьмой отсеки, которые из-за фильтрации воды через неплотности переборок все же заполнились. Седьмой - к исходу суток, а первый - много позже. 14 подводников, собравшиеся в 7-м отсеке погибли при попытке выйти через кормовой аварийно-спасательный люк методом затопления отсека, а личный состав 1-го отсека в количестве 5-ти человек погиб по причине израсходования запасов воздуха в объеме отсека и аппаратах ИДА-59. Теперь вспомним о втором объекте, лежащем рядом с «Курском» и о буе, который видели с борта «Петра Великого». Остается предположить, что иностранная подлодка тоже получила повреждения и лежала на грунте некоторое время, пока с ними не справилась. Но причина повреждений не столкновение, а та самая практическая торпеда, которая была выпущена «Курском». Стальная сигара массой почти в 2 тонны, идущая со скоростью курьерского поезда вполне способна пробить прочный корпус американской лодки. Мы знаем, что вскоре после этих событий американская подлодка «Memphis» типа «Los-Angeles» зашла "в плановом порядке" в норвежский порт Хаукосверн и также "планово" встала в док. Но согласно системы цикличного использования американских подводных лодок субмарина становится планово в док только после возвращения с боевой службы и только после смены экипажа, который отправляется на отдых. А второй экипаж готовит лодку к очередному циклу. Так зачем торопиться с доком, так тем более в ближайшем норвежском порту? Естественно, больших повреждений у «Memphis» не было. Как то в печати прошло сообщение, что аварийно-спасательного буя на штатном месте у нее тоже не было. Но не исключен еще такой вариант, что «Memphis» выполняет лишь демонстративные действия, отвлекая внимание от настоящего виновника - тоже американской ПЛА «Toledo», которая скрывается от посторонних глаз в каком-либо укрытии.
И еще несколько вопросов, которые мы оставим без ответа.

О чем беседовали президенты США и России по телефону сразу после трагедии?
Чем объяснить срочный приезд после этого директора ЦРУ в Москву?
Почему не принята отставка Министра обороны, Главкома ВМФ и Командующего СФ?
Почему подписан приказ о награждении подводников до окончания расследования?
Откуда взялись "внебюджетные" деньги на помощь родственникам, срочной организации малоэффективной операции по подъему тел погибших, операции по подъему корпуса и на обновление спасательных сил?
Почему было обещано 8 ноября, т. е. после получения предварительных итогов голосования по выбору президента США, однозначно назвать причину аварии?
Но не будем уподобляться журналистам, принявшихся обвинять командование ВМФ во всех мыслимых и не мыслимых грехах. Оставим это на их совести. Это их хлеб. Но не дай Бог оказаться кому-нибудь на месте Командующего Северным флотом. По телевизору показывали записанное 11 августа интервью с ним, т. е. за сутки до трагедии, а потом 16 августа показали прямой репортаж с места проведения спасательной операции. За эти пять дней адмирал Вячеслав Алексеевич Попов постарел лет на десять. Он боялся не за свой престиж и адмиральское кресло. Он подал рапорт об отставке. Да, командованию известно об аварии больше, чем нам. Почитайте внимательно интервью с Поповым в «Комсомольской правде». Ни слова неправды. Да, многие вопросы журналиста он оставил без комментария. Да, первое время он в даваемых интервью излагал свои предположения на основании имеемой на тот момент информации об обстановке на борту затонувшего корабля до последнего момента веря в возможность спасения хоть кого-нибудь. Но причем тут ложь и сокрытие правды? Конечно, погибших не вернуть, боль утраты несоизмерима ни с чем. Но неужели кто-то считает, что удовлетворением любопытства обывателей, преданием гласности всех известных подробностей катастрофы можно было что-то изменить? Командующий не только отдает приказания, он еще несет полную ответственность за последствия своих распоряжений, за свои действия или бездействия. И прежде всего он в ответе перед самим собой, перед своей совестью. Придет время и все будет известно. Вы не доверяете командующему? Но тогда у нас есть президент. Он хорошо осведомлен обо всем. Он не принял отставки, не стал ни с кого срывать погоны. Вы не доверяете президенту? Тогда почему он всенародно избран? И вообще, неужели от того, найдем мы или нет самого главного виновного всем станет легче?


ссылка:http://podlodka.info/content/view/288/207
hot

Осколки Великой Армии


По подсчетам французского инженера Шарля-Жозефа Минара, сделанным в 1869 году, в Россию вторглись не менее 422 тысяч солдат. В ходе продвижения по России численность Великой Армии менялась. Покинули нашу страну, по мнению Минара, всего 10 тысяч солдат.

После 1812 года в России осело намного больше французов, чем до сих пор было принято считать

По подсчетам французского инженера Шарля-Жозефа Минара, сделанным в 1869 году, в Россию вторглись не менее 422 тысяч солдат. В ходе продвижения по России численность Великой Армии менялась. Покинули нашу страну, по мнению Минара, всего 10 тысяч солдат
Когда я, будучи еще подростком, соприкоснулся с русской наполеониадой, то, как и многие другие, был поражен тем, что на многие основополагающие вопросы ответов нет. Один из таких вопросов — куда исчезла Великая Армия императора Наполеона? 610 тысяч солдат перешли Неман в июне и лишь около 40–50 тысяч вернулись из России в декабре. За полгода в боях погибло около 150 тысяч, но где остальные?
Признанный наполеонолог Владлен Сироткин оценил количество пленных комбатантов Великой Армии приблизительно в 200 тысяч. Об этой драме Россия постаралась поскорее забыть. Страна не была готова принять столько пленников. Их ждали голод, морозы, эпидемии, массовые убийства. И все же не менее ста тысяч солдат и офицеров оставались в России два года спустя. Из них не менее 60 тысяч перешли в подданство России — больше, чем вывел из Русского похода Наполеон. Это явление, огромное по размаху и по значению, скрыто в сумраке бездонных российских архивов.
Изредка проглядывали только слабые следы огромного войска. Например, на окраине Самары в первой половине XIX века существовал топоним Французова Мельница. Там действительно была мельница, и на ней трудились пленные французы.
В полярном Усть-Сысольске Вологодской губернии (нынешнем Коми-столичном Сыктывкаре) до сих пор есть пригород Париж. Его тоже вроде бы основали пленники 1812 года. Профессор Сироткин в московских архивах обнаружил след одной маленькой наполеоновской общины на Алтае. В 1816 году три солдата-француза, Венсан, Камбрэ и Луи, добровольно переселились в Бийский уезд, в тайгу, где получили землю и были приписаны в крестьяне.

Илларион Прянишников изобразил эпизод войны 1812 года. Пленных французов партиями по несколько тысяч отправляли в разные губернии. Многие не выдерживали подобного путешествия
Очень много французов осело в Оренбургской губернии. К лету 1814 года здесь скопилось уже около тысячи пленных, в том числе уже 30 имперских офицеров. Значительную часть составляли немцы, что не удивительно: по новейшим исследованиям, почти половину армии Наполеона в Русском походе составляли немецкие части. В Оренбург в основном попали солдаты Вюртембергского 3-го конно-егерского герцога Людвига полка, который побывал в Бородинском сражении. В Оренбург был прислан командир этого подразделения, полковник граф Трухзес фон Вальдбург-Вюрцах и его адъютант, капитан Батц. Майор барон Кречмар оказался в уездном Бугуруслане. Вюртембержцам было легче: их опекала вдовствующая императрица-мать Мария Федоровна, урожденная принцесса Вюртемберская. После отречения Наполеона все пленные получили разрешение возвратиться на родину. Первыми были отправлены из Оренбурга вюртембержцы. Их король, родной дядя Александра I, стал теперь союзником России. Но к тому времени некоторые пленные комбатанты уже успели перейти в российское подданство, чему власти не чинили никаких препятствий.
В конце 1815 года в Верхнее-Уральске пятеро пленных подали прошения о вступлении в российское подданство. Их звали Антуан Берг, Шарль Жозеф Бушен, Жан Пьер Бинелон, Антуан Виклер, Эдуар Ланглуа. Они были причислены к казачьему сословию по Оренбургскому Войску. Немного позже в казаки были записан еще один француз, возможно, унтер-офицер или даже младший офицер — Жан Жандр. В Оренбурге прижился молодой офицер из старинного рыцарского рода — Дезире д'Андевиль. Он стал учителем французского языка. Когда в 1825 году в Оренбурге было учреждено Неплюевское казачье военное училище, д'Андевиль был принят в штат и причислен к казачьему сословию как дворянин. В 1826 у него родился сын, уже казак по рождению — Виктор Дандевиль.
Еще один пленный офицер, Жан де Макке, оказался в деревне Браешево Уфимского уезда Оренбургской губернии. Его вывез из Вятки Александр Карлович фон Фок, губернский обер-форштмейстер. И определил в воспитатели к своим сыновьям. В 1820-х де Макке, по документам уже Иван Иванович, переселился в Самару и открыл пансион для девиц. Так имперские офицеры стали родоначальниками русских семейств, род которых не угас до сих пор.
Пять солдат Великой Армии были поселены в деревне Верхняя Кармалка Бугульминского уезда. Их имена известны. Правда, писари свирепо исказили иностранные фамилии: Филипп Юнкер, Вилир Сонин, Леонтий Ларжинц, Петр Бац, Илья Ауц. Скорее всего, это были вюртембергские конные егеря. Их приписали в государственные крестьяне. Все пятеро женились на местных и обзавелись семействами.
Уездный город Верхне-Уральск в те годы был небольшим фортом, при нем — казачий поселок. Здесь была граница не только России, но и всей Европы. С востока и юга это пограничье тревожили набегами казахские батыры. В 1836 году началось строительство Новой Линии: от Орска до станицы Березовской. Возникла цепь новых казачьих поселений — редутов. Началось спешное наращивание численности Оренбургского Войска. Среди прочих были переселены на Новую Линию все казаки-французы с семьями. В ответ знаменитый батыр Кенесары Касимов развернул настоящие боевые действия. Война в пограничье длилась почти двенадцать лет. И седые ветераны Наполеона снова должны были взяться за оружие.
В 1842-м были основаны новые редуты. Пятнадцати из них были присвоены названия по сражениям, в которых действовали оренбургские казаки.
Четыре редута таким образом получили французские имена: Фер-Шампенуаз, Арси, Париж, Бриенн. Эти названия можно найти на карте Челябинской области и сегодня. Для заселения этого участка Новой Линии власти призвали всех желающих из отставных солдат и из крестьян внутренних уездов Оренбургской губернии записываться в казачье сословие. В числе добровольцев в редут Арси переселился из-под Бугульмы престарелый наполеоновский солдат Илья Кондратьевич Ауц. С ним была жена, кармалинская уроженка Татьяна Харитоновна и многочисленное семейство. В 1843 все Ауцы также были записаны в казаки. Оренбургский казак Иван Иванович Жандр, родившийся от француза и казачки в 1824 году, дослужился до чина сотника и получил землю в станице Кизильской Верхне-Уральского уезда.
В земли Оренбургского Казачьего Войска входил еще один уезд — Троицкий. В городе Троицке в 1850-х годах городничим был отставной ротмистр Александр Иванович де Макке, сын наполеоновского офицера и уфимской дворянки. В 1833 году Владимир Иванович Даль случайно обнаружил на Урале казака по имени Шарль Бертю.
Довольно много пленных комбатантов Великой Армии оказались в землях Терского Казачьего войска. Это были почти поголовно поляки, но и их местные жители прозвали французами. С февраля по ноябрь 1813 года одна за другой девять партий пленных солдат из польского корпуса Великой Армии были переправлены в Георгиевск (главный город Кавказской губернии). Всего пленных было около тысячи. Несколько десятков пленных из войск Великого герцогства Варшавского поступили на службу в крепости Кавказской линии. И были причислены в казаки. До недавнего времени в северо-кавказских станицах нередко встречались польские фамилии.
Француз-казак Виктор Дезидерьевич Дандевиль с восемнадцати лет служил в войсковой конной артиллерии, отличился в походах на Арал и Каспий. В 1862 году полковник Дандевиль был назначен на пост наказного атамана Уральского казачьего войска и четыре года атаманствовал в Уральске. Впоследствии — генерал от инфантерии, командир армейского корпуса. Как его предки-крестоносцы, он четверть века провел в войнах против мусульман в Киргизской Степи, Туркестане, Сербии, Болгарии.
В 1892 году оренбургский историк Павел Львович Юдин опубликовал первую статью о казаках-французах в двух номерах газеты «Оренбургские губернские ведомости». Через четыре года статья «Пленные 1812 года в Оренбургском крае» появилась в толстом московском журнале «Русский Архив». В 1898 году перевод этой работы вышел отдельной брошюрой во французском городе Шатодэн. В эти годы в Приуралье жили уже внуки, правнуки и праправнуки наполеоновских солдат. Юдин посчитал, что только от казака Ильи Ауца вели свой род больше сорока человек.
К началу ХХ века в Оренбургском войске насчитывалось порядка двухсот казаков-французов. В станице Кизильской жил в родовом имении казак-помещик Яков Иванович Жандр. В Самаре служил чиновник по особым поручениям управления государственных имуществ, надворный советник Борис Александрович де Макке, уроженец Троицка. В Военном Совете заседал старый генерал Виктор Дандевиль (умер в 1907 году). Сын уральского атамана и внук французского офицера, Михаил Викторович Дандевиль служил в Петербурге, в лейб-драгунском Курляндском полку. Он составил историю своего полка.
В ХХ веке правнуки наполеоновских комбатантов пережили крушение еще одной Империи и уничтожение еще одной великой армии — Казачьих Войск России.
Редкие упоминания об оренбургских казаках-французах рассыпаны по научным трудам. Всегда о них пишут вскользь, к слову, со ссылками на статью Юдина более чем столетней уже давности. Совсем недавно я начал искать следы потомков солдат Наполеона.
Одну из представительниц таковых я отыскал в апреле 2006 года в Долгопрудном. Зоя Васильевна Ауц — коренная казачка родом из бывшего редута Остроленка. Много лет назад она перебралась в Подмосковье. Мне она сказала определенно: «Да, отец говорил: мы были французы». С детства она знала, что родню ее по отцу немного чуждались все прочие жители Остроленки. Чем-то Ауцы отличались, а чем именно — неясно.
Мне удалось отследить пути нескольких казачьих семейств, ведущих род от солдат и офицеров Наполеона. Потомки Жана де Макке — в Самаре, в Смоленске, в Уфе. Отпрыски военной династии Дандевиль, похоже, вернулись на родину предков — во Францию. А в Москве сейчас не менее полутора десятков семей, носящих франко-казачьих фамилии — Ауцы, Юнкеровы, Бушеневы, Жандры. Несомненно, остались казаки-французы в землях Новой Линии: сейчас это в основном земли Нагайбакского района Челябинской области.
Теперь я могу уверенно утверждать, казаки-французы не только не исчезли, но и до сих пор помнят о своем происхождении.

Кирилл Серебренитский, 25.07.2006

Телеграф «Вокруг Света»: Осколки Великой Армии
hot

Взятие донскими и запорожскими казаками турецкой крепости Азов


«АЗОВСКОЕ СИДЕНИЕ» — героическая оборона Азова дон. казаками (1637— 1642). На Азов — мощную тур. крепость, располагавшую 4-тыс. гарнизоном и 200 пушками, опирались крым. татары и ногайцы, совершая разорительные набеги на юж. р-ны России. Летом 1637 казаки, воспользовавшись внутр. борьбой в Крыму, захватили Азов: «затеяли они идти всем войском под Азов и „промысел над ним учинить”. В то же время на Дон пришли степью на конях запорожские казаки, человек с 1000; всего казаков набралось тысяч пять без малого. 21 апреля, на второй неделе после Светлого Воскресенья, союзники выступили в поход к Азову. Незадолго до этого проезжал Доном турецкий посланник [грек Фома Кантакузин], ездивший не раз уже в Москву. Казаки его задержали. Спустя несколько времени они призвали его в свой круг. Тут он был обвинен в том, что хвалился донских казаков разорить и с Дону свесть, что писал в Москву, чтоб государь велел повесить их атамана и т. д. [а также за то, что посол тайно сносился с крымцами и азовцами, предупреждая их о скором штурме Азова; посланный в Азов Кантакузином грек был пойман казаками и во всём сознался]. „И за такое воровство, — заявлено было послу в заключение,— донские атаманы и казаки и все войско приговорили тебя казнить смертью!” Этот приговор был тут же привед ён в исполнение: казаки изрубили несчастного посла саблями! Две недели спустя после этого убийства казаки стояли под Азовом. 18 июня город был взят. Победители без жалости истребили всех жителей, кроме греков, освободили пленных христиан и засели в городе, готовясь к обороне. 30 июля приехали в Москву посланцы от казаков с вестью, что они турецкого посланника изрубили, Азов взяли и ни одного азовского человека не упустили ни на степи, ни на море,— всех изрубили. В ответ на это царь послал им строгий выговор: „Вы это, атаманы и казаки, учинили не делом, что турецкаго посла со всеми людьми побили самовольством. Нигде не ведется, чтобы послов побивать; хотя где и война между государями бывает, то и тут послы свое дело делают, и никто их не побивает. Азов взяли вы без нашего царского повеленья, и атаманов и казаков добрых к нам не прислали, кого подлинно спросить, как тому делу вперед быть”. Хотя для Москвы было выгодно завладеть Азовом: отсюда можно было держать в страхе крымских татар, но войны с султаном царь не хотел и поспешил отправить ему грамоту. В ней, между прочим, говорилось: „Вам бы, брату нашему, на нас досады и нелюбья не держать за то, что казаки посланника вашего убили и Азов взяли: это они сделали без нашего повеленья, самовольством, и мы за таких воров никак не стоим, и ссоры за них никакой не хотим, хотя их воров всех в один час велите побить; мы с вашим султанским величеством в крепкой братской дружбе и любви быть хотим”. Но избежать “нелюбья” и “досады” со стороны турок и татар было мудрено. В сентябре крымцы сделали набег на Московскую Украину и опустошили её. Хан писал в Москву, что нашествие совершено по приказу султана за то, что казаки взяли Азов. Турция, занятая войной с Персией, только в мае 1641 года двинула к Азову войско во главе с пашой Гусейном-дели, чтобы выбить отсюда казаков. Силы турок были громадны — более двухсот тысяч человек с сотней осадных орудий. С турками был и крымский хан со своим полчищем. Казаков в Азове было иного-много тысяч пятнадцать, да женщин-казачек было сотвосемь; их надо считать, потому что они усердно помогали своим мужьям в обороне. Казаки с отчаянным мужеством отражали турок». Турки и татары несли потери и запросили у султана помощи. «Получив подкрепление, Гуссейн-дели решил испытать последнее средство, чтоб завладеть Азовом, — засыпать всех защитников его землей. Начались спешные земляные работы, в которых главными руководителями были итальянские и немецкие инженеры; в несколько дней у самых городских стен явился вал вышиной в 7 саж. Установив на нем могочисленную тяжелую артиллерию, турки начали бить по городу из всего снаряду день и ночь. Стрельба эта продолжалась 16 суток. Казаки защищались с отчаянной храбростью; подвели под вал два подкопа и взорвали их, истребив тысячи неверных; проникли 28 подкопами под самые таборы неприятелей и произвели в них страшные опустошения. Немецкие инженеры с своей стороны вели под Азов 17 подкопов, но казаки проведали о том и своими встречными подкопами разрушили их. От беспрерывной стрельбы из осадных орудий город, три крепостных стены, башни и замок были снесены до основания. Разрушен был и храм св. Иоанна Предтечи. Казаки зарывались в землю, делали оттуда вылазки и вели подкопы, умудряясь наносить вред врагам… Осада затянулась. Шел уже сентябрь месяц. Казаки, окопавшись в четвертом земляном городке, держались твердо. Время от времени к ним прорывались из Черкасска р. Доном подкрепления; подвозили снаряды и провиант. Остальные отряды казаков расположились по низовым городкам и следили за движениями врагов, стараясь не пустить их вверх по Дону. От смрада гниющих трупов у турок появились заразные болезни. Стал ощущаться недостаток в снарядах и провианте. Посылаемые крымским ханом под украинные города за добычей отряды уничтожались казаками. В турецкой армии стали появляться недовольство и ропот. Гуссейн-дели не знал, что делать, и просил султана отложить покорение Азова до следующей весны, но получил ответ: “Паша! возьми Азов или отдай свою голову”. Пришлось напрячь все усилия, чтобы сломить твердость казаков. Начались отчаянные приступы озверевших турок, продолжавшиеся беспрерывно последние две недели. Казаки не уступали, делали отчаянные вылазки, уничтожали врагов, захватывали у них порох и снаряды, подводили новые подкопы и взрывали турецкие укрепления. В инженерном искусстве они понимали лучше европейских специалистов. Около половины их уже пало смертью героев. Остальные были почти все переранены; от бессонных ночей они окончательно обессилили, губы их запеклись, лица и глаза от порохового огня и дыма опалились, гортань не давала звуков гoлоса, руки отказывались держать оружие. Но не таковы были донцы: они поклялись друг другу лучше умереть, но не сдаваться. Турки метали им на стрелах письма с обещанием выдать каждому из них по тысяче талеров, если они добровольно оставят Азов, который в сущности уже не существовал, но казаки на эти “бусурманския прелести не покусились” и ответили им новой, губительной для них вылазкой. В ночь под 26 сентября, ночь страшную и вместе трогательную, казаки очистили себя постом и молитвой, попрощались друг с другом, по-братски обнялись, перецеловались и решили на утро сделать последнюю отчаянную вылазку — победить, или умереть всем, до одного человека. В три часа ночи страшные, опаленные, с сверкающими сверхчеловеческим огнем глазами они двинулись на врагов, но к удивлению своему не нашли их на прежних местах. Рассвет показал лишь одни следы бегущего неприятеля. Донцы воспрянули духом, наскоро сформировали отряды из более свежих сил и пустились в погоню, били без пощады, загоняли в воду, топили суда. Турки не ожидали этой дерзости и, объятые ужасом, гибли тысячами. Поражение было полное. Донские богатыри сдержали свою клятву: или умереть, или победить. Они показали всему миру, какова нравственная сила и доблесть казачья. Доселе непобедимые и гордые османлисы, наводившие страх и ужас на весь Ближний Восток и Европу, были посрамлены и уничтожены горстью доблестных донцов, ставших своею богатырскою грудью за свою, веками прославленную казачью честь, свободу дорогой родины и православную веру. Турки в паническом страхе бежали, оставив под Азовом от 50 до 70 тысяч трупов. Раненый крымский хан Бегадир-Гирей умер на дороге. Кафинский паша Юсуф был убит. Сам главнокомандующий, силистрийский паша Гуссейн-дели от стыда и сраму скончался в пути. Немногие из уцелевших военачальников были преданы “турецкому” военному суду». Вскоре казаки известили царя о своей победе и просили помощи, а также, чтобы царь принял от них Азов. «Мы наги, босы и голодны,— писали они,— запасов, пороху и свинцу нет,— от этого многие казаки хотят идти врознь, а многие переранены». Героическая оборона казаков, хоть и «вольных» и «лихих воровских людей», но всё же по крови русских и по вере православных, очень многих в Москве порадовала. «Царь послал им щедрое жалованье и в грамоте своей хвалил их: “Мы вас,— говорил он,— за эту вашу службу, раденье, промысл и крепкостоятельство милостиво похваляем”. Теперь возник трудный вопрос, брать ли Азов от казаков, или нет. Дело было, с одной стороны, очень заманчиво, а с другой — весьма опасно: владея Азовом, можно было не только грозить татарам, удерживать их oт набегов на русские украины, а при случае даже и попытаться завладеть Крымом; но принять Азов от казаков значило навлечь на Россию войну с турками,— нужны большие ратные силы, большие средства, а где их взять? Решено было отдать Азовское дело на рассмотрение Земского собора. Царь указал: “Выбрать изо всяких чинов, из лучших, средних и меньших, добрых и умных людей, с кем об этом деле говорить”. В 1642 собор собрался в Столовой избе. Думный дьяк Лихачев изложил дело об Азове, заявил, что в Москву уже едет султанский посол и ему придется давать ответ; наконец, поставил собору такие вопросы: “Государю царю за Азов с Турским и Крымским царем разрывать ли и Азов у казаков принимать ли? Если принять, то войны не миновать, и ратные люди надобны будут многие, на жалованье им и на всякие запасы деньги надобны многие и не на один год, и такие великие деньги и многие запасы где брать?” Эти вопросы были записаны и розданы выборным людям, а они должны были “помыслить о том накрепко и государю мысль свою объявить на письме, чтоб ему государю про все то было известно”». В результате долгих споров и взаимных обвинений депутаты решили, что на верность пусть даже и героических, но всё же «вероломных казаков трудно было полагаться, а без них Москве трудно было бы оборонять от турок отдаленный Азов. Город оказался по досмотру так разбит и разорен, что нельзя было его скоро поправить. Наконец, к царю пришли из Молдавии вести, что султан поклялся в случае войны с Москвою истребить всех православных в своих владениях. Царь послал 30 апреля казакам приказ покинуть Азов. Они разрушили его до основания, не оставили камня на камне и вышли из него. Когда громадное турецкое войско пришло отнимать Азов у казаков, то увидело лишь груды развалин. Русским послам, отправленным в Константинополь, наказано было сказать султану: “Вам самим подлинно известно, что донские казаки издавна воры, беглые холопи, живут на Дону, убежав от смертной казни, царского повеленья ни в чем не слушаются, и Азов взяли без царского повеленья, помощи им царское величество не посылал, вперед за них стоять и помогать им государь не будет, — ссоры из-за них никакой не хочет”». Героич. оборона Азова нашла отражение в повестях (XVII в.) об Азовском осадном сидении. 1659.



http://www.hrono.ru/sobyt/1600sob/1637azov.html